Календарь новостей

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Друзья сайта





Воскресенье, 19.11.2017, 22:42
| RSS
Главная
Владимир ХАНАН


4

Между русскими культурами «московского» и «петербургского» образцов существует различие не меньше, чем обычно бывает между разными национальными культурами. «Московскую» культуру вряд ли можно судить с «петербургской» точки зрения. Религиозно-этическая система этноса – основа всякой национальной культуры – различна у обеих русских культур. И если этической основой русско-европейской культуры является комплекс христианских ценностей, то основой русско-московской культуры являются ценности национальной старины. Русская культура «московского» периода характеризуется мощным консерватизмом (сегодня сказали бы «застоем»), застылостью форм (с запретом всегда подозрительных новаций), тотальным огосударствлением и идеологизацией, замкнутостью, национальной и религиозной апологетикой, ограниченностью мышления. Этот период характеризуется силовым давлением на людей по настоящему творческих – от их уничтожения во времена морозов до вытеснения из активной жизни (и нередко из страны) во времена оттепелей. (Попутно обеспечивая следующему «петербургскому» периоду очередное возвращение имён и произведений). Совершенно очевидно – и должно быть, наконец, понято, что названное отношение к творческим силам нации не является – всякий раз – случайным: «Иван Грозный не понимал…», «Николай Первый не понимал…», «Хрущёв не понимал…» эпизодом русской жизни, но что основа этого явления – капитальное пренебрежение к культуре как таковой, к её историческому бытию – есть одна из серьёзнейших характеристик «московского» периода государственности, основанного на каких-то духовных особенностях русского народа. При очередном политическом перевесе – «победе» «Москвы» этика, вышедшая из национальной - «русской религии» и опирающаяся на неё, определяет многие черты «нового» социального уклада. Под тем или иным предлогом расправившись с европеизаторскими учреждениями, народная русская масса устанавливает «новый» старый порядок, характеризующийся, повторяю, политическим консерватизмом, явно выраженным патернализмом, полным отсутствием правового сознания как у верхов, так и у низов (отсутствием тех самых идей права и порядка, которые и делают христианский социум христианским), судом не по закону, а «по душе» или «по человечеству». При этом «московское» государство беззаконно только на европейский или тяготеющий к нему «петербургский» взгляд. С московско-русской точки зрения любые репрессии сверху законны и не вы0з-ывают общественного протеста. Правитель, льющий особенно много народной крови, воспринимается, как наказание, но его законность не ставится под сомнение. Террор сверху не рассматривается массовым «московским» сознанием как несчастье страны или нации (почему и отсутствует массовое – организованное – сопротивление), а только как личное несчастье отдельных людей, попавших волею Судьбы или Правителя в кровавую мясорубку. Я хорошо помню жизнь при Сталине в российской глубинке (Углич), с массовыми по настоящему весёлыми гуляниями, демонстрациями, воспринимавшимися как праздник и отнюдь не всегда приказным энтузиазмом. Соседство Волголага с населением вдвое бОльшим, чем в городе, на нём почти не сказывалось, по крайней мере, не ощущалось. Отняв имущество, часто вместе с жизнью, у попавших в опалу при смене власти в 17 году помещиков и фабрикантов (а заодно и у обеспеченной части интеллигенции: врачей, юристов и т. д.), русский человек «московского» образца (а такого образца было, в частности, всё русское крестьянство) воспринимал репрессии к себе (коллективизацию – с отъёмом имущества) как личное несчастье, как удар сильного по слабому, власти по подвластному, а вовсе не как покушение на его гражданские права, о которых он не имел представление и – судя по лёгкости расправы «с буржуями» - иметь не хотел. Ему и в голову не приходило считать беззаконие по отношению к себе следствием или воздаянием за его беззаконие по отношению к другим, так же, как не приходило в голову подсчитывать количество жертв репрессий или требовать суда (принципиальной правовой, моральной оценки) над палачами. Сравнительно недавно было много споров о «русской» или «нерусской» традиции тотального террора против собственного народа. Мне кажется, уже давно следовало бы понять (и это понято всюду, кроме России), что уклад, порядок, атмосферу, стиль жизни определяют во Франции – французы, в Англии – англичане, в Турции – турки, и в России – русские. Традиции террора вообще не существует. Зло многолико, повсеместно, вненационально и всенационально, но традиции зла нет. В любой монархии на престоле может оказаться садист и кровопийца. В средневековой Англии Генрих У111 лил кровь подданных не многим меньше, чем Иван 1У, но в двадцатом веке в Англии это уже невозможно, а в России возможно, и эта возможность характеризует русскую государственность и русскую нацию. Найти в христианских странах нашего времени правителя-палача, сгубившего солидную часть своего народа, не слишком, может быть, трудно – но трудно найти народ, который против этого не протестовал. А не протестуют тогда, когда считают, что ситуация в порядке вещей.

Разделённость русского народа и русского сознания по вертикали и горизонтали, создающая колеблющееся равновесие сторон, и не дающая победного перевеса ни одной из них, обрекает Россию на постоянное чередование двух периодов её истории, из которых один – «петербургский» - характеризуется тягой к Европе и Христианству (и объективно к усилению страны и прав личности), а другой – «московский» - тягой к самоизоляции и национальному типу религиозности (с естественным для новейшего времени ослаблением страны). Следует, однако, заметить, что этот вывод (об обречённости России на указанные колебания и чередования) работает, по всей видимости, только до определённого момента. Почти восемьдесят лет «московского царства» социализма (не зря названного Бердяевым «новым средневековьем») настолько серьёзно проредили «петербургский» слой нации, что перестроечная «победа» «Петербурга» представляется поверхностной и более декоративной, чем реальной. В частности, Русская Православная Церковь, которая после победы Октябрьской революции имела хоть какой-то «петербургский» задел, сегодня являет собой институт стопроцентно «московского» образца. Не надо обладать особенно острым зрением, чтобы увидеть, что декларируемое общенациональным Православие является не более, чем идеологической декорацией, не имеющей абсолютно никакого влияния на широкие массы. Присоединение к нескольким десяткам тысяч неграмотных старушек, не представляющих себе, чем их Православие отличается от Католицизма или даже Ислама, миллионов новых «верующих» - от армии, освящающей свои линкоры и офицерские кортики до президентской администрации, томящейся со свечками в руках в кремлёвских храмах в Престольные праздники – представляет собой чистую фикцию. Так же как в России дореволюционной власть старается поставить Церковь себе на службу. В свою очередь Церковь охотно идёт на это, желая поставить себе на службу государство. Церковь, а точнее, её клир, несомненно выигрывает от такого союза, тогда как государство не получает серьёзной реальной выгоды, если не считать таковой пышные шоу по религиозным праздникам. Даже до революции Русская Православная Церковь не имела духовного влияния (только административное) на народ, чем во многом объясняется лёгкость победы антирелигиозного режима. Сегодня она старается восстановить это административное влияние, ничего или микроскопически мало делая для духовного, этического воспитания народа. Короче говоря, в России сегодня нет ни одного сплачивающего духовного фактора. Национализм в различных формах – от умеренного до откровенно фашистского – который используют политические силы «патриотического» направления, негласно, но твёрдо поддерживаемые властью, может на некоторое время сплотить народ, но такое сплочение, во-первых, эффективно только для борьбы, а не для национального, оно же государственное, строительства, а во-вторых, только не некоторое, исторически ничтожно малое время. Этого национализма хватит для какого-то количества антиеврейских и антикавказских погромов, но и только. Объединив люмпенизированные элементы, он окончательно развалит многонациональную, федеративную страну.

5

Существование национальной безрелигиозной идеи возможно, пример подобной – светский сионизм (существует ещё и сионизм религиозный). Но это существование временное: так, светский сионизм перешёл в стадию постсионизма, практически, сионизм похоронившую, тогда как религиозный сионизм живёт и развивается. Настоящая, живая, плодоносящая национальная идея обязательно имеет религиозные корни и, быть может, не заметную на поверхностный взгляд, религиозную основу. Религия заритуализированная, мёртвая, в основе своей фальсифицированная, в состоянии родить только мыльные пузыри, вроде «евразийства», которому уготована судьба художественно возможного, но политически бесплодного славянофильства.

Сегодняшняя русская политическая мысль (по крайней мере, солидная и наиболее активная её часть) функционирует в парадигмах реванша и конфронтации. Тем самым обрекая себя на обязательное поражение. Дело не в отсутствии национальной идеи, как её понимают фантасты типа Дугина. Дело в том, что у русского народа и его государства вообще отсутствуют какие то ни было общие позитивные идеи. Поэтому – несмотря на «оригинальные» придумки, вроде борьбы «цивилизации суши» с «цивилизацией моря» - в стране идёт элементарный откат к брежневско-андроповским временам с их идеологическим вакуумом, сопровождаемый ностальгическими мечтами о абсолютно несбыточном «восстановлении СССР» и мифического «величия России» (Смотри Приложение) При невиданном доселе обнищании населения, распространении беспризорщины и расцвете коррупции, правительство тратит огромнейшие средства на разработку и производство сверхмощных, сверхдальних и сверхдорогих ракет, чья участь – гнить на военных складах, ибо вести войну с применением подобного оружия Россия не в состоянии ни политически ни экономически.

Создаётся впечатление, что в сегодняшней России необыкновенно мал процент людей, понимающих её реальное положение. Позволю себе привести одну аналогию, понимая всю сомнительность аналогий. И всё – таки. После полного поражения в холодной войне, нынешнее положение России имеет многие черты сходства с положением Германской и Австро-Венгерской Империи после Первой Мировой войны. Распад многонационального государства (Австро-Венгрия), экономическая разруха, национальное унижение Версальского мира (Германия), смена государственного устройства (обе). Грубо говоря, перед Россией есть два пути: «Австро-Венгерский» (можно говорить точнее «австрийский») и «Германский». Первый: признать поражение, отказаться от несбыточных идей реванша – восстановления прежнего «величия» и возвращения утраченных территорий – и начать строительство обычного демократического, то есть, дающего своему гражданину права и защиту, государства. И второй: мечта о реванше, восстановлении прежнего «величия» (Дас Дритте Райх, Советский Союз), возвращение потерянных (Эльзас и Лотарингия, Союзные республики) и приобретение новых (за счёт соседей) территорий (жизненного пространства). Россия с очевидностью избирает второй вариант, игнорируя тот результат, к которому вследствие своего выбора пришла Германия. Из-за неорганизованности русской массы национал-социалистическая (или национал-капиталистическая) революция проходит в вялотекущем режиме, но в конце концов обязательно приведёт государство к краху, который на этот раз выразится в окончательном развале России на несколько русских и инородческих (Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Северный Кавказ) государств. В этом случае трудно себе представить «развод» по чешско – словацкому образцу. Однако, и он не исключён, если к этому моменту центральная власть совершенно ослабеет. Если у неё ещё будут силы (или она будут думать, что они есть), то страну ждут катаклизмы, по сравнению с которыми югославский вариант покажется пикником на лужайке.

* - опубликована в журнале «22» (№ 147)

ВМЕСТО ПОСТСКРИПТУМА. Справедливости ради следует признать, что величие России не совсем уж мифическое: был в её истории период, когда страна могла заслуженно считаться великой – Х1Х век. Это было время, когда Россия была сильна не только мощной армией, которую боялись, но и огромной культурой, которую уважали и которой восхищались. Не будем сейчас выяснять корни этой культуры, которая появилась только после тесного контакта с западной, и которая как по мановению руки исчезла после того, как страна взяла курс на самоизоляцию. Однако традиция самовосхваления нации и государства имеет значительно более давние, чем Х1Х век, корни. Её начало приходится на Х11 век, и было связано, как писал уже цитировавшийся мной В.О.Ключевский, с политическими несчастьями православного Востока.

Однажды в разгар Перестройки, когда её негативные результаты стали явно перевешивать позитивные, мне довелось побывать на заседании некоего социологического Общества. Выступавший на нём профессор горько сетовал на развал великой страны, подразумевая СССР, причину которого видел как в активности враждебных сил, которые не назывались по имени, - все и так понимали, о каких силах идёт речь, - так и в извечной скромности русского народа и его склонности к самокритике, каковые особенности, естественно, облегчали разрушительную работу вышененазванных тёмных сил. К тому времени подобные речи уже навязли у меня в зубах (а ими – в части скромности и склонности - не брезговал и академик Лихачёв), и я возразил профессору, указав, что самый скромный и самокритичный народ создал огромный корпус апологетической литературы, равному которому нет ни у одного европейского народа. Профессора я не убедил, на что, правда, и не рассчитывал. Придя домой, я порылся в своей довольно обширной библиотеке и сделал несколько выписок из разных книг. Задача меня увлекла (ненадолго) и ещё с месяц я продолжал делать выписки. Так у меня собралось собрание цитат, которое я хочу предложить читателям в качестве приложения к статье о русской национальной идее (связь между ними не кажется мне надуманной). Для названия этого приложения я взял всем известную, хотя и несколько искажённую, цитату. Приложение называется


О НАЦИОНАЛЬНОЙ СКРОМНОСТИ ВЕЛИКОРОССОВ


«Злополучный народ! Добром он не

кончит, ибо он не может понять

самого себя, а всякое непонимание

себя возбуждает не только смех, но

и ненависть мира, и грозит

опасностью. Что тут скажешь!

Судьба по ним ударит, ибо они

сами себя предали, не пожелав

стать тем, чем они должны были

стать»

       Томас Манн «Лотта в Веймаре»

       (Гёте о немцах)

«Неприятное восхваление своей

национальности… не может

увлечь русских…»

       С.М.Соловьёв

«Мы – русские! Какой восторг!»

       А.В.Суворов

«Народ наш с беспощадной силой выставляет на вид свои недостатки и пред целым светом готов толковать о своих язвах, беспощадно бичевать самого себя… во имя негодующей любви к правде, истине…»

        Ф.М.Достоевский

«О всемирной отзывчивости русского человека…»

        В.Распутин, литератор

«Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!»

        Н.В.Гоголь

«Великая вера, извечное стремление к истине, всегда объединявшие Русь…»

«Русский человек всегда был силён своею нравственностью, совестливостью, человечностью»

        В.Коротаев, литератор

«…русские очень часто, а особенно в Х1Х и в начале ХХ века, были склонны к самоуничижению – преувеличивали отсталость своей культуры»

        Д.С.Лихачёв, учёный

«Русский народ. Россия. Укажите нацию, давшую миру столько великих писателей, музыкантов, учёных, живописцев, мыслителей…»

       Н.Федь, литератор

«…в русской культуре ярче, чем на Западе, проявились многие ведущие идеи времени»

       Г.А.Загянская, искусствовед

«…идеалы его (русского народа) сильны и святы и они-то и спасли его в века мучений; они срослись с душой его искони и наградили её навеки простодушием и честностью, искренностию и широким всеоткрытым умом, и всё это в самом привлекательном гармоническом соединении»

       Ф.М.Достоевский

«…максимализм гуманной цели – в традициях России, её культуры»

       И.Рогощенков, литератор

«…не раз Россия снимала последнюю рубашку, чтобы вызволить из беды других, тех, кто способен и не способен помнить добро»

       В.Распутин, литератор

«Россия… новая колыбель человеческого рода»

       А.Иванов, художник

«Мы призваны решить бОльшую часть проблем социального порядка, завершить бОльшую часть идей… ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество»

       П.Я.Чаадаев

«Всякий настоящий русский, если только он не насилует собственной природы, смертельно боится перехвалить своё…»

       С.С.Аверинцев, учёный

«Поэтическое мироощущение у русского писателя органично, поскольку исходит из самой его натуры, из высшего смысла человеческого существования на земле»

       А.Байгушев, литератор

«И тут можно без сомнения сказать, что русская литература опять выходит в ту нравственную сторону, куда западная, вскормленная логикой и торжествующим умозрением, почти не заглядывает, - это величие прощения и понимания»

       В.Курбатов, литератор

«…Россия всегда славилась своей интеллигенцией, писателями, своими учёными, художниками, поэтами. Это было лицо русской нации»

       А.Малинин, певец

«Большую часть Х1Х века   Р о с с и я    п р о д о л ж а л а    о с т а в а т ь с я    с т р а н о й    к р е с т ь я н с к о г о     з е м л е д е л и я,     о с н о в а н н о г о     н а     т ы с я ч е л е т н е й     т р а д и ц и о н н о й     к у л ь т у р е,     о т ш л и ф о в а н н ой     в     е ё     д у х о в н о – н р а в с т в е н н о м     с о д е р ж а н и и     д о     с о в е р ш е н с т в а» (Разрядка автора – В.Х.)

       О.Платонов, литератор

«Русский человек и созданная им русская красота имеют одно неповторимое свойство – застенчивость»

       С.С.Аверинцев, учёный

«Лучшие свойства русского национального характера, прослеживаемые в нашей истории и доднесь… Это абсолютное, непреложное следование избранным принципам, работоспособность и такая же абсолютная, при должной строгости, доброта, спокойная деловитость, нарочитое, принципиальное отсутствие позы, внешней значительности во всех своих действиях, одинаковость в обращении с высшими и низшими и тоже абсолютный жертвенный патриотизм»

       Д.Балашов, литератор

«Доброта мудрая, кованная в горниле претерпеваний, живёт в русском народе. Если и вспыхнет гнев, то скоро потухнет он. И злопамятства нет… Радость наша в том, что русский народ не шовинист. Он и добр от широты мысли… Он и беды переживёт, ибо высоко его небо»

       Н.Рерих, художник

«…привычка русского народа к централизации и дисциплине, его готовность к величайшему самопожертвованию ради справедливого дела…»

       Ф.Нестеров, литератор

«…Россия на пути от Московского государства великороссов к многонациональной империи так и не обзавелась теми идеями, которые складываются в     к о л о н и а л ь н у ю     и д е о л о г и ю» (Разрядка автора – В.Х.)

       И.Стрелкова, литератор

«…единственная страна, не знавшая колоний, это Россия. Она была и есть духовный и материальный донор! Интернационализм, всемирная отзывчивость – это, я бы сказал, генетические свойства русского народа»

       И.Глазунов, художник

«Самое несвойственное русскому человеку занятие – это хвалить себя как русского человека»

       С.С.Аверинцев

«Редкостно человеколюбивая для белой расы народная философия русичей…»

       Н.И.Вавилов, учёный

«Чисто русское великодушие – поддерживать малые народы, несмотря ни на что»

       А.Казинцев, литератор

«Русские люди не злопамятны»

       Г.В.Матвеец, кандидат философских наук

«Достоевский очень верно заметил, что главное чувство русского человека – это чувство справедливости»

       Т.Самборский, старшина 2-ой статьи

«…признание вины и даже убеждённость присяжных заседателей в виновности подсудимого не мешало им вынести вердикт «не виновен». Очевидно, это чисто русское, совестливое установление»

        Ю.Феофанов, юрист

«То, что Россия богоносная страна, - это не миф, а миф – это сам тот, кто считает это мифом…»

       о.Д.Дудко, священник

«Русскому солдату присущи все те нравственные качества, которые отличают русский народ, - мужество, стойкость, любовь к Родине и народная смекалка»

       Мавродин, историк

«…нравственности, на протяжении веков являвшейся главной отличительной чертой русского народа»

       Н.Медведев, журналист

«Русский народ… самый выносливый, терпеливый, мужественный…»

       И.Тальков, певец

«Я… только говорю, что русская душа, что гений народа русского, может быть, наиболее способны, из всех народов, вместить в себя идею всечеловеческого единения…»

       Ф.М.Достоевский

«Известно, что французы, англичане, немцы так национальны каждый по своему, что не в состоянии понимать друг друга, тогда как русскому равно доступны и социальность француза, и практическая деятельность англичанина, и туманная философия немца»

       В.Белинский, критик

«Русский человек, напротив того (западного человека), всегда живо чувствует свои недостатки и, чем выше восходит по лестнице нравственного развития, тем более требует от себя и потому тем менее бывает доволен собой»

       И.Киреевский, литератор

«…русские люди посвободней и позатейливей будут всех прочих!»

       В.Попов, литератор

«Россия призвана к необъятному умственному делу: её задача – дать в своё время разрешение всем вопросам, возбуждающим споры в Европе… она, на мой взгляд, получила в удел задачу дать в своё время разгадку человеческой загадки»

       П.Я.Чаадаев

«Провидение создало нас слишком великими, чтобы быть эгоистами…Оно поставило нас вне интересов национальностей и поручило нам интересы человечества… Мы призваны… обучить Европу бесконечному множеству вещей, которых ей не понять без этого…»

       П.Я.Чаадаев

«Мы, так сказать, самой природой вещей предназначены быть настоящим совестным судом по многим тяжбам, которые ведутся перед великими трибуналами человеческого духа и человеческого общества»

       П.Я.Чаадаев

«России выпала величественная задача осуществить раньше всех других стран все обетования христианства, ибо христианство осталось в ней не затронутым людскими страстями и земными интересами»

       П.Я Чаадаев

«Наша вселенская миссия началась»

       П.Я.Чаадаев

«Мы – русские, мы всё одолеем»

       А.В.Суворов

«…рожают по-прежнему русские женщины

Самых лучших на свете солдат»

       Ф.Чуев, поэт

«По богатству исторической культуры, по напряжённости духовных и нравственных поисков навряд ли сравнится с нами в Европе хотя бы одна страна…»

       В.Личутин, литератор

«…лишь одному только русскому духу дана всемирность, дано назначение в будущем постигнуть и объединить всё многоразличие национальностей и снять все противоречия их»

       Ф.М.Достоевский

«Всечеловечность живёт – можно бы даже сказать, таится – в самой [i]сердцевине[/i] (курсив автора – В.Х.) русского национального характера»

       В.Кожинов, литератор

«Русская сила, русский героизм много раз восхищали и поражали мир»

       В.Пикуль, литератор

«В русской стихии поистине есть какое-то национальное бескорыстие, жертвенность, неведомая западным народам»

       Н.Бердяев, философ

«Россия не только государство. Она – сверхгосударство, океан, стихия, которая ещё не оформилась… Ни в одной стране не живы так зовы строгого, древнего, милого, нигде не живут так вечные, тихие Праотцы»

       Вс. Иванов, литератор

«…всемирная русская отзывчивость…»

       Л.Баранова-Гонченко, Литератор

«Мессианистическое значение России относительно Запада не подлежит сомнению»

       С.Н.Трубецкой, философ

«Миллионы воинов в этом столетии просияли в русской земле и сделали этот любимый удел Богородицы самой святой землёй на свете. Судьбы мира теперь будут вершиться не в Америке, не в Европе, не в Азии, а здесь. Благородство – вот главная духовная, политическая и экономическая категория нового русского тысячелетия. Мы призваны показать миру новый путь и в ратном служении, и в хозяйственном деле и соединить предпринимательство с благородством. Пока в полной мере это не было под силу никому. Быть может, мир ждал Россию и жертвы её не напрасны»

       Карем Раш, литератор

«У всякого истинно русского человека… находится в душе одна чисто народная и возвышенная черта, заключающаяся в той святой деликатности духа, которая делает все наши сильные ощущения столь немногоречивыми, сдержанными и как будто робкими»

       А.Дружинин, литератор

«Русский народ известен своей отзывчивостью, жертвенностью…»

       И.Н.Дьяков, служащий

«Плохую услугу оказывает это издание (следует название газеты – В.Х.) великому русскому народу»

       В.М.Волошина, кандидат педагогических наук

«…прежде всего великий русский народ»

        А.Н.Барыкина, В.П.Бурмистрова, В.В.Добровольская «Пособие по развитию навыков письменной речи»

Я мог бы продолжать эти выписки ещё на десятках страниц, ибо навыки письменной речи особенно сильны в этом направлении. Глядя на текущий из-под русских перьев бурный поток национальных самовосхвалений и нескромности, я спрашиваю себя, как ухитряется, скажем, глубоко мною уважаемый Сергей Сергеевич Аверинцев его не замечать? Что это – слепота или нежелание видеть неприятное? С грустью вспоминаю я мудрые слова Честертона: «Когда люди хвастаются пороками, это ещё не беда; нравственное зло возникает, когда они хвастаются добродетелями»

Ленинград, 1989г.

P.S. Данное приложение было составлено мною в 1989 году. Сегодняшняя реальность России настолько полно, на мой взгляд, опровергла содержащиеся в нём утверждения, что, если бы это приложение составлялось мною сейчас, я скорее всего назвал бы его так: «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ ЛИТЕРАТУРЫ»

Иерусалим, 2005 г.


Copyright MyCorp © 2017