Друзья сайта





Среда, 26.09.2018, 04:13
| RSS
Главная
Члены Федерации


Главная » Члены Федерации » САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Зоя ЭЗРОХИ

Зоя ЭзрохиЛенинградка, 1946 г.р., Рак, Собака. Лен. хим.-техн. техникум им. Менделеева. Работала лаборантом, постоянно подрабатывая - уборщицей, посудомойкой, подсобницей на заводах и т. п. С 1987 - пенсионер по инвалидности. В новые времена писала стихи "на заказ". Несколько лет жила с семьей на свою торговлю игрушками. Слабый росток моего бизнеса был скошен жестоким серпом августовского кризиса 1998 года. С властями не дружила (даже в комсомоле не была - многие ли могут этим похвастаться?), но преследованиям серьезным не подвергалась. Сменила фамилию на "Буркова", жить с такой фамилией легче, но продолжаю печататься под девичьей фамилией. Сейчас проживаю с младшим сыном и семью кошками. До 26 лет я умудрилась не знать, что есть на свете литобъединения и литинституты (существование последних до сих пор кажется мне абсурдом). Моя литературная судьба - быть на отшибе.

Я давно почувствовала, что мои стихи - это на самом деле одно произведение, которое надо издать целиком. Каждая публикация - уступка обстоятельствам. Публиковалась я мало. До перестройки - в периодике (журналы "Юность", "Нева", альманахи "Молодой Ленинград", "День поэзии". Мои стихи немилосердно переделывали в редакциях, поэтому все, что тогда опубликовано, я своими публикациями не считаю. В "Континенте" (1987). И в самиздате, но где именно - не помню. В малотиражных сборниках - с приключениями: например, в "Колпице" помещено под моей фамилией чужое стихотворение (ошибка составителей). Серьезная подборка в газете "Смена" (в рубрике "Поздние петербуржцы", 1991) и в альманахе, составленном по этой рубрике. Публиковали в США, в Калифорнии (1980-е годы), присылали деньги и лестные письма (мои стихи переводил переводчик - лауреат какой-то премии за перевод "Евгения Онегина"). Но я так и не знаю, где именно печатали, и переводов не видела. Книжечка "Зимнее солнце" в кассете "Октава" (1990), "Кошачья переписка" (несколько изданий), "Шестой этаж" (1995). Проза "Ослиные уши царя Мидаса" (1999 плюс переиздания). Кроме своих книг я составила, издала и по мере сил распространяю сборники стихов Юрия Кашина и Александра Гималутдинова. В 2002 г. осуществила дело своей жизни - книгу "На всякий случай". На публикации были отклики в печати - в нашей и за границей, - в основном благосклонные. Ищу компетентного, понимающего юмор и живое слово, делового и дальновидного издателя для книги Лидии Эзрохи "Осмелюсь возразить". Подготовлено к печати исследование "Кошка, собака и Пегас". 
 

Это почти не стихи - почти скороговорка, естественно застрявшая во рту вечно спешащей женщины. Не лишенной, между прочим, обаяния. И привлекательности. И - вопреки всему - даже некоего романтического ореола. Только этот ореол специфический, выводимый в определенном времени и месте, в единственных, отдельно взятых условиях. Берите выше - это не просто романтический, это даже героический ореол.

Статью полностью смотрите на
http://www.nvrem.dux.ru/arts/nevrem-1796-art-12.html

 


Виктор Кривулин, 4 августа 1990, Ленинград

Считаю, что поэзия Зои Эзрохи существует как самобытное и неординарное явление, образуя совершенно особый мир на карте современной отечественной словесности. Познакомившись впервые с ее стихами - даже пропущенными сквозь мясорубку ленинградско-брежневской цензуры - где-то в конце 70-х годов в одном из тогдашних предельно тоскливых «Молодых Ленинградов», я был поражен абсолютным несоответствием пронзительно-искреннего, естественного, где-то даже нарочито приватного тона этих строк с общим, напряженно-патетическим «выражением лица» тускловатой питерской официозной Музы.

Статью полностью смотрите на
http://www.ezrohi.fromru.com/kr900804.htm



Предисловие к подборке стихов Зои Эзрохи в газете «Смена» 12.01.91
Виктор Топоров. Ищешь Индию - найдешь Америку.

Когда я, зная стихи Зои Эзрохи по единственной крошечной книжечке в кассете «Октава», просил ее об участии в «Книге в газете>, я собирался познакомить читателя с одной очень хорошей поэтессой.

Статью полностью смотрите на
http://www.ezrohi.fromru.com/t910112.htm


Владимир Москвин, Ленинград, 1991
191023 Фонтанка, 59, редакция газеты «Смена», В. Топорову

Уважаемый Виктор Топоров!
Обращаюсь к Вам с надеждой исправить - скажем так - оплошность, тиражированную Вами в представлении подборки стихов ленинградской поэтессы Зои Эзрохи («Смена» от 12.01.91). 
 
Статью полностью смотрите на
http://www.ezrohi.fromru.com/moskv91.htm


Юрий Колкер. СЕДЬМОЙ ЭТАЖ 

Если бы пресловутая самобытность и в самом деле была главным достоинством поэта, немногие в русской поэзии уходящего века встали бы в один ряд с Зоей Эзрохи. Анна Ахматова, смею думать, оказалась бы на ступеньку ниже. При самом пристальном разглядывании никаких стихотворных влияний в стихах Эзрохи проследить не удается. Самостоятельность - полная, простирающаяся до упрямства...

Чудо самобытности реализуется самыми простыми и незамысловатыми средствами: традиционными метрами с правильными рифмами - как бы в очередной раз показывая нам, что русский классический стих не устарел и, вообще говоря, ни в каких новациях не нуждается. Вся новизна Эзрохи целиком сосредоточена в ее авторской индивидуальности. С таких позиций русская поэзия на мир прежде не взирала. 


Ада Герц. ВРЕМЯ И МЕСТО

Я даже не знаю, стихи ли это. Да, конечно, первичными признаками таковых они обладают - вот вам и рифмы, и строчки коротенькие, и размерчик подобран - тарахтит себе, толкает вперед заводной стишок. А вот со вторичными признаками хуже - ни романтических ходулей, ни благородных поз, ни модернистских изысков, ни известных приемов, чтобы сделать попривлекательнее так называемого лирического героя. Да, по правде говоря, закрадывается сомнение, есть ли он вообще, этот лирический герой. Наверное, есть - не герой, то есть, а героиня. Но только, видимо, называться это явление должно все же как-то иначе: ну никак не налезают такие красивые слова - <лирическая!>, <героиня!> - на это суматошное существо, мелькающее перед нами то со шваброй, то с кастрюлей, то с кошкой в руках, жалующееся, смеющееся, запыхавшееся, раздающее детям подзатыльники, на глазах у нас лежащее в больнице, разводящееся с мужем, прогоняющее клопа, урывками читающее книжку, в изнеможении плюхающееся на диван, вытирая пот со лба.

Все делать быстро, быстро, быстро,
Скорей, скорей, скорей, скорей,
Сверкать по дому, словно искра,
Среди кастрюль, детей, зверей.  

Это почти не стихи - почти скороговорка, естественно застрявшая во рту вечно спешащей женщины. Не лишенной, между прочим, обаяния. И привлекательности. И - вопреки всему - даже некоего романтического ореола. Только этот ореол специфический, выводимый в определенном времени и месте, в единственных, отдельно взятых условиях. Берите выше - это не просто романтический, это даже героический ореол.

Статью полностью смотрите на
http://www.nvrem.dux.ru/arts/nevrem-1796-art-12.html


«ЖИЗНЬ ТЯЖЕЛА, ЗАТО ЛЕГКА СТРОКА»
Илья Фоняков, <Санкт-Петербургские ведомости>, 8.06.96
 

Нынче многие авторы стихотворных книг обижаются на критику. Что поделать, в условиях, когда напечатать можно практически все, были бы деньги или спонсор, плохих книг появляется немыслимо много. Тем радостнее встретиться с настоящей поэзией.

Смею утверждать, что лучшие стихи из книжки Зои Эзрохи <Шестой этаж>, выпущенной в нашем городе издательством <Водолей>, не потерялись бы в самой представительной антологии. Например, вот это под названием <Крючок>:

Шить и вязать, и мужа сохранить -
В один клубок запутанная нить.
 
Одним крючком (а он не всякой дан)
Плетутся вязка, ласка и обман.
 
Одной иглою - ровное шитье
И крепкое сшивается житье.
 
Ни шить я не умею, ни вязать,
Ни промолчать, ни вовремя сказать.
 
Берусь за спицы - слишком неловка.
Жизнь тяжела, зато легка строка. 

Книга Зои Эзрохи неровна. Но следует заметить, что эта неровность принципиальна. У поэтессы есть убеждение, что и в жизни, и в поэзии нет главного и неглавного - все важно, все равновелико: мировые события и проказы любимой кошки, выстраданная мысль и мимолетное впечатление. Потому-то в книге поэтессы рядом с удивительно тонкими и глубокими стихами - мгновенные зарисовки, экспромты, фрагменты, вроде нижеследующего на редкость эмоционального двустишия: 

И ни одна звезда не говорит.
И ни одна свинья не позвонит...

Можно принимать или не принимать подобный способ составления книги. Но нельзя не признать, что для Зои Эзрохи он органичен и естествен. Любителей же высокой поэзии отсылаю к таким стихотворениям книги, как <Противостояние>, <Ночью на кухне>, <Дети>, <Повторения> и другие. Как приятно иногда написать это: <...и другие>! 

Остается добавить, что книжку хорошо дополняют рисунки автора - явно непрофессиональные, но чрезвычайно выразительные. 

Не побоюсь сказать: Зоя Эзрохи - поэтесса замечательная. Из тех, которыми вправе гордиться наш отнюдь не бедный поэтами город.


О КНИГЕ ЗОИ ЭЗРОХИ «ШЕСТОЙ ЭТАЖ»
Алла Михалевич, Санкт-Петербург, февраль 1996 г.

Говорят, что, раскрыв книгу С. Довлатова, ее уже невозможно не дочитать до конца. То же самое относится и к книге стихов Зои Эзрохи.

Статью полностью смотрите на
http://www.ezrohi.fromru.com/mih9602.htm
 

ТАНЦЫ ЗА ПЛУГОМ
Борис Лихтенфельд, <Крещатик> (3, 2002), <Нева> (11, 2002)
 
...Она никогда не писала отдельных поэтических книг, а, как теперь очевидно, сорок лет создавала одну большую книгу. Все написанное и собранное под одним переплетом явило органическое единство, сложившись узором, где темы, образы, персонажи, конкретности жизни и стихотворные приемы перекликаются и ритмически повторяются. Зоя Эзрохи предоставила самим стихам свободу организовать для себя пространство и, почти отказавшись от отбора по качеству, предстала читателю вся как на духу. Авторская воля сказалась разве что в композиции, подборе эпиграфов и оформлении. И получился удивительный эффект: стихи менее удачные ожили в окружении лучших, незначительные нашли свое место, но странным образом и лучшие стихи приобрели необходимый контекст.
 
Я не буду даже пытаться анализировать этот феномен. Книгу можно открывать наугад: на каждой странице есть стихотворение (часто не одно), которое сразу же хочется прочитать кому-нибудь вслух.
 
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

Ее поэтика, лексика, мировоззрение могут и раздражать, и казаться слишком простыми - о, как обманчива эта простота! Стихи Зои Эзрохи еще ждут своего исследователя, который выявит и то, что не уловить с первого взгляда. Мне же хотелось не критиковать, а только восхищаться, преувеличивать правды ради, ибо только так можно оценить масштаб этого уникального явления, и советовать всем, даже тем, кто поэзию не читает, но хотя бы обладает чувством юмора, непременно приобрести эту книгу. На всякий случай.


Константин Кузьминский. О книге <Шестой этаж>
20 ноября 2002 г., США, Хэнкок (из письма А. Гиневскому)

А я вот тут о...л: кто-то прислал мне (Вы привезли?) Зою Эзрохи ... и обнаружил - трагичнейшую, грустно-веселую, насквозь <бабскую>, до невероятности искреннюю - поэтессу, поэта... за 2 дня (вчера и сегодня) прочел все 2 сотни страниц. И от ее <еврейскости> (РУССКО-еврейскости) меня не тошнит и не коробит: НЕ спекулирует...


Отзыв читательницы
 
"На всякий случай" - это не "литературное произведение", но ни в коем случае и не "самодеятельность интеллигенции"! Это голос целого поколения прекрасных, щедро одаренных богом, но не слишком обласканных судьбою женщин. Это - почти дневник, почти исповедь. "Почти", ибо поэт - женщина, и чувство меры удерживает ее от цинизма. Она обладает юмором, и даже на самом краю пропасти, в момент, когда мужчина либо спился бы, либо пустил пулю себе в висок, женщина смеется над собой - и выживает. Она умна - о да! Но, главное, у нее любящее щедрое сердце. Свою любовь, нежность, заботу она бескорыстно (какая корысть от котенка?) отдает тем, кто способен брать. И так возникают тысячи нитей, которые не дают сорваться в бездну, хотя эта бездна распахивалась не раз и звала... Эта книга принесет читателям (а более всего читательницам) утешение, надежду и даже улыбку в самую тяжелую минуту. Если бы мир был устроен справедливо, то воздалось бы Зое Евсеевне сторицей, ... но мир таков, каков он есть... Эту книгу будут передавать из рук в руки - тираж настолько мал, что с изумлением понимаешь: невероятная удача, что подруга подруги моей подруги застала ее в продаже! В наше время, когда книжные прилавки завалены пошлятиной, встреча с Зоей Эзрохи - не отдушина даже, а редкое счастье. Если голос читателя имеет хоть какое-нибудь значение, то эта книга должна получить самую престижную из литературных премий современной России!

Ваша благодарная всей душой Ольга Блинова (а "Кошачью переписку" я когда-то купила в Доме Книги и подарила сестре - она была в восторге!)

11.04.04


 
СЛОНА-ТО ВЫ НЕ РАЗГЛЯДЕЛИ
(Запоздалая рецензия на книгу Зои Эзрохи <На всякий случай>)
Михаил Матрёнин, <Нева> (2, 2005)
 

Достоинства книги для меня настолько очевидны, что казалось излишним присоединять свой голос к неизбежному (как я, наивный человек, полагал) хору славословий. Но ведь никто (за исключением разве что Бориса Лихтенфельда) не понял главного! 

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Ее книга - подлинная энциклопедия нашей жизни в 1970-2000 годы, и я на месте дальновидного литературоведа уже принялся бы составлять к ней комментарий. Дело не в пресловутом рецепте брусничной воды и прочих этнографических подробностях - мечтается об адекватном комментарии, передающем, подобно книге, сам дух, атмосферу эпохи. 


 
 
Стихи, вошедшие в сборники <Зимнее солнце> (1990) и <Шестой этаж> (1995), есть в моей главной книге <На всякий случай>, поэтому ее я и представляю на своей странице. Хотя пару слов про <Шестой этаж> можно сказать. Он вышел благодаря финансовой помощи доброжелателей, упомянутых в книжке, и физической, организаторской помощи поэта Юлиана Рыбакова. Несмотря на активное раздаривание и постоянный - ну, не улет, но - уход книжек в Доме книги, у меня еще немало экземпляров. Может быть, книжки там, во тьме кладовки, втихаря размножаются? Правда, и тираж по нашим временам серьезный - 2,5 тыс.

Кроме Главной, представляю <Ослиные уши...> и любезную моему сердцу, тяготеющему к несерьезности, <Кошачью переписку>.

Хочу также рассказать о книге Лидии Эзрохи, еще не вышедшей в свет. Книга называется <Осмелюсь возразить>. Моя мама не была профессиональным писателем, но ее проза талантлива, интересна, в ней есть обаяние, которое уже оценили читатели макета. Ее обязательно надо издать - не потому, что это моя мама, а потому, что книга стоит того! Рукописи достались мне в крайне черновом состоянии, на подготовку текста ушло два с половиной года ежедневной работы. Вот типичный отзыв читателя: <Ты знаешь... ты, наверное, обидишься... может, мне не надо этого говорить...> Я: <Да не обижусь я! Знаю, что ты хочешь сказать - что тебе мамино нравится больше, чем мое>. Книга переведена на итальянский и - частично - на финский языки.


НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ 

Я отдаю себе отчет в том, что если я вытащу из своей неприлично толстой книги приличное количество <мелких> (детских, поздравительных и пр.) стихов, то это поднимет мои акции и, более того, расширит круг читателей.

Но по большому счету делать этого нельзя.


Для меня состоялось Событие Века. Я завершила дело своей жизни. Все предыдущие публикации (и в периодике, и книжки) были компромиссами. Наконец я выпустила такую книгу, какую моя душа хотела: 600 страниц - стихи, пьесы, немножко прозы, с рисунками, фотографиями, примечаниями, пародиями, перепиской между поэтами и т. п. Я рисковала. Понимала, что много себе позволяю, что такой нахальный объем, почти свято соблюдаемые хронологичность и дневниковость, а также изобилие альбомных (существует такой ярлык) стихов сужают круг читателей, но зато мои читатели ждали эту книгу и приобретают по несколько экземпляров. Я поступила вопреки предостережениям некоторых авторитетных друзей. Один из них после выхода книги позвонил мне и сказал: <В нашем споре ты победила>.

Эта книга - не подборка стихов, а цельное произведение, живой организм; выдернутые из книги стихи и цитаты дают только поверхностное представление о ней.

Издательство НИИХ СПбГУ. Тираж 200 экз. (первый завод), допечатано трижды по столько.


КОШАЧЬЯ ПЕРЕПИСКА

...Сейчас, в отличие от тех лет, когда состоялсь переписка, Кошка невероятно популярна, о Кошке разве что ленивый не пишет, Кошка - героиня прозы, стихов, рекламных объявлений, виртуальных сайтов и даже театральных постановок. Однако и на этом фоне <Кошачья переписка> не утратила свежести и обаяния. Ее невозможно читать без улыбки.

Издательство

 

 

С этой книгой можно познакомиться с помощью сайта «Городской Кот» на страницах «Фирменные кошки от Зои Эзрохи».


ОСЛИНЫЕ УШИ ЦАРЯ МИДАСА

 
СПЕЦИФИЧНО! ДЛЯ УЗКОГО КРУГА!

Предназначается для моих друзей и родственников, для друзей и родственников моих друзей и родственников, а также для друзей и родственников друзей и родственников моих друзей и родственников.

И то не для всех!

Не ищите тут ни перлов остроумия, ни гениальных афоризмов. Это просто быт, скрашенный шутками, размышлениями и разными, часто забавными, происшествиями. Но что-то в этом есть.

Всякое нежелательное совпадение инициалов, имен, отчеств, фамилий, дат, высказываний, эпизодов и обстоятельств следует считать случайным.
 
 
 

 

Категория: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ | Добавил: Админ (16.06.2008)
Просмотров: 2471

Copyright MyCorp © 2018