Друзья сайта





Понедельник, 23.10.2017, 07:13
| RSS
Главная
Члены Федерации


Главная » Члены Федерации » САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Дмитрий ЧЕРНЫШЕВ

Дмитрий ЧернышевРодился в 1963 году верховьях реки Зеи, где его родители находились в научной экспедиции. Живет в Санкт-Петербурге.

Занимался программированием, бухгалтерским учетом, писал аналитические статьи о проблемах стандартизации для газеты «Петербургское качество» и обзоры американских теорий личности. Редактировал различную прозу: от современного русского абсурдизма и трудов академика А. А. Реана (получивших, кстати, премию «Золотая Психея») до энциклопедий «Звездных Войн». Довел концепцию «поколения дворников и сторожей» до логического конца, став лицензированным охранником.

Ученик Виктора Сосноры и Тимура Зульфикарова, назвавшего Дмитрия Чернышева «поэтом, витающим среди камней».

Постоянный автор и сотрудник электронного журнала «Опушка» (www.opushka.spb.ru).

Один из основателей и идеолог литературной школы «Синкаге-рю» (с 1985 г.). Действительный член Русского географического общества (с 1984 г.), член Союза литераторов СПб (с 2001 г., в декабре 2005 г. избран членом правления). С 2006 года член МФРП.

Стихи публиковались в журналах «Воум!», «Звезда Востока», «Мулета», «Заповедник», «Арион», «Черновик», «Зинзивер», альманахе «Поэзия», различных сборниках, вошли в «Антологию русского верлибра» (М., 1991) и антологию «Очень короткие тексты» (М., 2000). Проза (под псевдонимом Андрей Столетов) появлялась в журналах «Сумерки», «Дверь», «Соло», «Опушка», московских и петербургских газетах.

Список основных электронных публикаций под псевдонимом Дмитрий Чернышев см.: http://www.stihi.ru/author.html?lansington

Автор четырех книг стихов: «Sinkage-roue» (СПб., 1996, с параллельным текстом на немецком языке А. Ильянена), «Цветы Исландии» (СПб., 2000), «Разговоры шейхов» (СПб., 1376 год хиджры), «Милый гонец» (М., 2005).

По мнению А. М. Мирзаева, «направление, которое разрабатывает в своем творчестве Дмитрий Чернышев, можно условно обозначить как «новая авангардная лирика» или «авангардный романтизм». Опираясь в своих стихах на вершины мировой ориентальной поэзии, достижения футуристической революции первой трети ХХ века и современную верлибрическую практику, Д. Чернышев создает собственную поэтику, представляющуюся оригинальной и актуальной для литературной ситуации начала XXI века».

В 1999 году на фестивале малой прозы, посвящённом 150-летию И. С. Тургенева, Дмитрий Чернышев получил премию журнала «Комментарии» за цикл «Стихотворения в прозе». В 2004 г. вышел в суперфинал SlamPb-Open. В 2006 году цикл стихов «.OR. LEAVE ME» номинирован на премию им. Н.С. Гумилева «Заблудившийся трамвай».
 
 
*  *  *

Я смотрю

на твою фотографию:

как ты легка...

Я носил тебя на руках –

как

ты легка!

— Господи,

и я хочу улететь

...

душа моя,

как ты легка...

*   *   *

                                            А. М. Шельваху

Моря — полны китами, Блейк — безумен.

Всей паутинной оболочкой мозга

он ощущает

движение светил...

Звезда Алголь колотится в висок,

и хочется уснуть, и будто наяву

спасается святой, поняв, что остров —

спина чудовища. Чудовище проснулось,

Восходит Сириус! Волна! Водоворот!

— ...нет, это ты — заснул.

Святой сидит в лодчонке,

прижав к груди спасенные Дары,

а в черепе у Блейка

сияют звезды.

Он выбросил кого-то из окна.
 
 

*   *   *

мой город,

как будто под водой, безмолвная Винета,

я  – над водой                      автор взгромоздился на черёмуху,

                                                    собирая тебе букет

театр теней, и шорох

наивное кокетство веток – так гнутся,

а на самом деле хрупки

ещё мгновение

я рушусь стремглав!                 автор падает с черёмухи

                                                    вниз головой

слизывая кровь с прокушенной губы,

думаю о тебе:

я никогда тебе об этом не расскажу,

                                                   ты не узнаешь, как я был неловок.

 
 
*   *   *

ЭПИЗОД  2. НЕБЕСНЫЙ ИЕРУСАЛИМ

                                                                                                       

                                 Ольге Логош

Она спросила: «Я тебе нравлюсь?»

Она спросила: «Хочешь, я сегодня останусь?»

Она попросила: «Можно, я сегодня останусь?»

Она думает:

                          «Я знала тех, кто проповедовал стервятникам,

                          тех, кто слово Божье нёс камням.

                          Но где они?

                          Хоть ты,

                          заключи меня в квадрат,

                          расчерти мой мир!

             Я знаю: здесь должен быть яспис,

             а здесь – халцедон!..

             А я – везде натыкаюсь на пустоту.

Она спрашивает дрожащим голосом.

Она

                         
 
*   *   *

Рыжий маленький мотылёк с иссиня-черными глазами сел мне на часы,

потом перепорхнул на пальцы правой руки,

потом взлетел на плечо.

То ли подслушивает мой шепот – обращенные к тебе слова,

то ли сам пытается что-то сказать...

Но я не слышу, я давно уже перестал слышать голоса богини.

                         

*   *   *

Страшно уснуть... —

Я не хочу

             снова увидеть тебя!

...твою улыбку,

                          твои глаза

Как хорошо

не помнить тебя!!!

...

[ автор срывается в крик,

   но, всё равно, засыпает]           

                                      
 
 
*   *   *

                         Посвящается В.К.

Я – Парсифаль,

я ввергнут в ритуал.

А лёд грохочет в водосточных трубах.

Кого спросить? — Зачем я умираю?

  Где ты?

             (он, Вагнер – лишь подмастерье,

             морская обезьяна, Meerkatze,

             стучит на барабане жестяном,

             пока не кончится завод.

            Он не заполнит

           звенящей пустоты.

             А лёд грохочет! ...)

Ты не услышишь

             мой крик, любимая, а я,

                                                    случайный зритель, эхо,

смотрю и слепну, но

...

весну

несут на блюде,

как осетра!..

                                      
 
*   *   *

                            Д. Симоновой

Cоседка, которую мы знаем много лет.

Была неуклюжей девчонкой, росла.

Смешная первая любовь.

Потом вышла замуж, родила ребенка.

Муж ее бросил.

Теперь сидит у меня на постели,

сжимает пальчиками грудь

                          и брызгается молоком.

Тончайшие пресно-сладкие струйки

стекают по моей коже,

                          липко и щекотно.

Странная история.

                                      
 
*   *   *
Вариации на тему Песни Песней [2: 5; 4: 10]
 

Привет, любимая,

                          так сохнут губы!.. –

не освежают

             ни яблоки, ни алкоголь (рецепт царя)

[Хотя у самого-то, на кольце —

                                                    “И это пройдёт”.

— Да, конечно, пройдёт

             ...когда губы истлеют, а зубы —

                                       превратятся в бирюзу]

Я знаю, как жажду утолить —

                                                    утолить поцелуем.

Но ведь мы оба знаем:

                                       от поцелуя

жажда лишь станет иной.

...

__________________________________

освежите меня яблоками, налейте мне вина,

ибо я изнемогаю от любви...

...о, как много ласки твои лучше вина...

                                      
 
*   *   *
 
Morgenstern
(утреннее размышление о вреде компаративистики)
 

Окровавленной челюстью утра

зацеплено небо.

Арбузные ломтики рассвета – пахнут рыбой.

…Спрашивается,

ну и как мне

             после всего этого

«купать нагую грудь в лучах зари»?
 
 
 
Категория: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ | Добавил: Админ (16.06.2008)
Просмотров: 2432

Copyright MyCorp © 2017